Анонс!!!!

Анонс!!!
Практически каждый день в Национальной библиотеке Чувашской Республики проходят мероприятия, посвященные ликвидации правовой безграмотности населения. А что можно сказать о правовой грамотности в библиотечном Зазеркалье, то бишь изнутри.
Ожидайте..."Территория правовой безграмотности"

четверг, 7 августа 2014 г.

Публичная библиотека как социальный модератор

После распада СССР публичные библиотеки России прошли через многие испытания. Главным из них стал поиск идентичности в новых условиях, когда государство практически перестало нуждаться в библиотеках. В советское время они были нацелены на выполнение идеологических функций, являлись «опорными базами» коммунистической партии. После 1993 года идеологическую монополию упразднили. Но возврат к общечеловеческим ценностям оказался не очень простым…
Почти двадцать лет официальная Россия не особенно много размышляла над ролью культуры и её институтов в экономическом и духовном потенциале страны. Младореформаторам казалось, что «невидимая рука» рынка каким-то образом наведет порядок в образовании и культуре без активной поддержки государства. Мифы общества потребления с помощью ТВ-ящика легко проникали в каждый дом и захватывали «освобожденные» от коммунистического диктата умы. Чтение быстро утратило статус престижного занятия, мы легко расстались с имиджем «самой читающей» страны. Публичные библиотеки показались государству обременением, типа чемодана без ручки, и заботы об их содержании сослали на местный уровень, где ресурсов не хватало и на более жизнеутверждающие нужды. Мощная библиотечная сеть страны стала стремительно распадаться. А на границе столетий подоспела и цифровая революция.
Но российские библиотеки выстояли, и сегодня вновь весьма активно участвуют в жизни общества. Становой хребет библиотечной системы – центральные библиотеки субъектов Российской Федерации – сохранен практически полностью. Но публичные библиотеки мы продолжаем терять. Порядка пятисот в год, в основном на селе и в малых городах, – там, где они нужнее всего. Местные власти их закрывают, лишают юридического статуса, передают в клубные учреждения, «оптимизируют» по всякому в целях бюджетной экономии. И всё же в России сегодня действуют порядка 44 тысяч общедоступных библиотек. Библиотекари трудятся во всех регионах – от Ненецкого автономного округа (где всего 34 библиотеки) до Татарстана (где их 1550) [1] .
Императорская Публичная библиотека,
Санкт-Петербург, 1863

Сделать лучше себе, или cебяБиблиотека относится к традиционным гуманитарным институтам общества, выполняющим такие социальные функции, как мемориальная, культурно-просветительная (образовательная), информационная. Меняются ли они во времени? Пожалуй, что нет, изменяется лишь их наполнение, связанное с социальной миссией, общественным предназначением. А вот миссия исторически обусловлена: в советское время была одна, сейчас – явно другая. Какая? С этим полной ясности нет: ни у общества, ни у государства, ни у профессионалов. Но на две основные тенденции можем указать сравнительно легко:технократическую (информационную) и гуманистическую(культурно-просветительную). Специалисты продолжают обсуждать, к каким явлениям принадлежит библиотека по своей внутренней сущности: это, образно говоря, – «цивилизация» или «культура»?

Цивилизацию можно (с известной долей упрощения) отождествить с научно-техническим прогрессом, который является проявлением власти человека над условиями своего бытия. Именно в этом смысле цивилизации и противостоит духовная жизнь общества, его культура. В современном мире обостряется конфликт между научно-техническим прогрессом, неразрывно связанным с экономикой, и духовно-нравственным потенциалом культуры. Сегодня мы являемся свидетелями противостояния двух подходов, направленных на формирование личности – либерально-гуманистического и авторитарно-технократического. Если цивилизация «оперирует» вопросом как (каким способом), то культура «ставит» вопрос зачем (в чем смысл). Цивилизация в своей основе технологична, культура аксиологична. Цивилизация, это стремление сделать лучшесебе, а культура – сделать лучше себя. Между этими векторами в развитии человека и общества существует перманентный «конфликт», в разрешении которого участвуют как отдельные личности, так и социальные институты – в том числе библиотека и библиотекари.
Условиям, когда материальный успех объявляется универсальной ценностью, а для его достижения допускается использование любых средств, может противостоять только просвещенный человек. Идея именно просвещенной, а не «идеологически подкованной» личности должна быть воспринята публичной библиотекой во всей ее полноте. Вспомним, как Иммануил Кант определял просвещение: это выход человека из состояния своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине. А несовершеннолетие есть неспособность пользоваться своим рассудком без руководства со стороны кого-то другого. Sapere aude! – имей мужество пользоваться собственным умом! [2] Таков нестареющий девиз эпохи Просвещения.

Формула публичной библиотеки. Библиотека полностью не сводится ни к «культуре», ни к «цивилизации»: она обладает двуединой сущностью, её деятельность двойственна по своей природе, ибо опирается на два вида активности: информационную (восходящую к цивилизации) и социальную (восходящую к культуре). Эти два полюса активности и есть движущие силы библиотечной работы. Они постоянно переплетаются, порождая многообразие социальных практик. Каким социальным инструментарием располагают библиотеки сегодня? Это:


  • устные коммуникации;
  • книжные (документные) коммуникации;
  • электронные (цифровые) коммуникации.


www.facebook.com/

Лекция в Централ
моло
Книжные коммуникации до недавнего времени главенствовали в библиотеке любого типа. Но тут пришла «цифра» и изменила наши представления, как об обществе, так и о библиотеке, которая нужна уже новому – цифровому (информационному, сетевому) обществу. Тут же раздался похоронный звон: традиционная библиотека умрет, её заменят цифровые и мобильные технологии. Google все книги оцифрует и поможет найти нужную. «Ведь всё есть в интернетах!»
Но за последнее десятилетие эсхатологические крики прекратились сначала на западе, а нынче и доморощенные цифровые оракулы начали понимать: невозможно свести функции библиотек (тем более публичных) только к информационным. А обнаружить нужную и точную информацию в Интернете оказывается даже труднее, чем в книжном фонде. Актуализировалась, казалось бы, архаичная устная коммуникация, воплощенная в живом слове, – человеке, специалисте, библиотекаре, который оказался вполне адекватен вызовам времени. Он стал менять социальное пространство библиотеки. Стали формироваться новые модели библиотечных организаций – от чисто информационных (сетевых, электронных библиотек) до социально-культурных, клубных. Публичная библиотека заявила о себе как о «третьем месте» в жизни человека: после дома и учебы/работы. Сегодня она формируется как многофункциональное пространство, в котором информационные и социальные технологии поддерживают друг друга, вовлекая человека в жизнь местного сообщества.
Рискнем предложить «формулу» современной российской публичной библиотеки: это - мемориальное информационное зеркало жизни местного сообщества (всё, что издается в регионе, и о регионе, должно отражаться в фондах), институт социально-культурной и гражданской активности (интеллектуальный досуг, просвещение, публичная политика), точка доступа к мировым электронным ресурсам (Интернет как обязательная услуга). Остается совсем «немного»: воплотить её в жизнь на необъятных просторах нашей родины. Но здесь без государственного внимания никак не обойтись. Нужны адекватные правовые и финансовые инструменты. Требуется модернизация? Только в обмен на инвестиции и благоприятные правовые условия!

Библиотеки – обществу; государство - библиотекам. Кому-то может показаться чуть ли не благостной нарисованная картина тенденций развития публичных библиотек России. Мы отразили основные взгляды профессионального сообщества. Которые далеко не всегда согласуется с практикой управления библиотечной отраслью. Вертикаль управления, характерная для советского времени, ныне распалась на федеральный, региональный и местный компоненты. Каждый со своей компетенцией, со своим «пониманием» роли библиотек. Министерство культуры отвечает за формирование благоприятного законодательного климата для всей отрасли, включая вопросы авторского права, но пока не справляется со своей задачей. Нужны новые управленческие идеи, и даже структуры. Об этом ясно говорится в проекте «Основ государственной культурной политики», разработанном по указанию Президента России, который активно обсуждается сегодня страной. Культура, с легкой руки В.Путина, после его возвращения на пост президента, стремительно ворвалась в число приоритетов госполитики. Впервые за многие десятилетия поставлена задача довести уровень заработной платы в отрасли к 2018 году [3] до средней по экономике каждого региона, повысить престиж работников культуры, обновить подготовку кадров.

В соответствии с указом Президента, не менее 10 процентов издаваемых наименований книг должно ежегодно включаться в Национальную электронную библиотеку (НЭБ), с помощью которой предполагается дать доступ к актуальным текстам в электронном формате не только в библиотеках различных типов, но и через мобильные устройства. Создание НЭБ стало главной заботой Министерства культуры. Только что объявлен тендер на оказание услуг по развитию НЭБ на сумму более 133 млн руб [4] . При этом в 2014 году впервые муниципальным библиотекам было отказано в ежегодных трансфертах из федерального бюджета на комплектование книжных фондов: 40 тысяч библиотек не получили свои законные 350 млн рублей (меньше 10000 на библиотеку) [5]. Очень хочется уберечь Министерство от информационного перекоса в библиотечной политике. Информация, подобно тени в известной сказке Е.Шварца, должна «знать свое место»: оставаться средством в реализации гуманистической миссии библиотеки.
Чтобы НЭБ могла стать максимально полезной, библиотеке нужен, как минимум, доступ в Интернет. Правительство обещало это сделать еще в 2012 году [6] . Результат: пока охвачено только 30 процентов муниципальных библиотек. Не удается решить важный, но очень простой вопрос: законодательно включить в число бесплатных обязательных библиотечных услуг предоставление доступа в сеть Интернет.

birminghampost.co.uk

Иан Кларк:
Еще один камень преткновения на пути развития библиотек – это борьба интересов между издателями (правообладателями) и пользователями. Библиотекари, а значит и все мы, читатели, безнадежно проигрываем. Частное право бьет право публичное: с 1 октября 2014 г. библиотекам законодательно разрешено оцифровывать и предоставлять во временное и безвозмездное пользование только те научные и образовательные документы, которые не переиздавались в России более десяти лет… [7]Увы, никак не удается побудить государство к принятию таких законов, которые не сдерживают, не затрудняют, а поощряют и поддерживают наши усилия на пути к обществу знаний. А пока на страже этого общества стоят правообладатели с 4-ой частью ГК в руках и собирают входную плату.
На деятельность общедоступных библиотек в России существенно влияют три фактора: власть, общество (читатели, пользователи) и самосознание библиотечных работников. Нет, не так: власть федеральная, власть региональная и власть местная. Пожалуй, эта триада более точно отражает расстановку сил в решении проблемы модернизации публичных библиотек. Но как только власть начинает реально инвестировать в развитие «библиотек для народа», библиотекари создают «человеколюбивые» библиотеки: вот новое здание научной областной библиотеки в Пензе, а это современная муниципальная библиотека с петербургскими традициями. За рулем этой библиотеки для молодежи с удовольствием посидел даже Д.Медведев. Вы не поверите, в Пермской области есть публичные библиотеки, которые берут на себя функции медиации – выступают посредниками в урегулировании споров между гражданами и властью. Еще немного усилий, и главы администраций, мэры и губернаторы начнут отчитываться о своей деятельности в стенах обновленных их усилиями библиотек. Ещё немного…
1. В статье использованы данные мониторинга состояния библиотечной сети России, осуществляемого Российской национальной библиотекой в рамках проекта «Центральные библиотеки субъектов Российской Федерации» под руководством автора. URL: http://clrf.nlr.ru/.
2. Кант И. Сочинения в 6-ти т. – М., 1966. – Т. 6. – С. 24-27.
3. 1 апреля 2014 года министр культуры В.Мединский доложил В.Путину о ситуации с заработной плате в сфере культуры: "Ситуация достаточно позитивная. В целом самый низкооплачиваемый муниципальный сельский уровень – зарплата за минувший год выросла на 40 процентов: с 10 до 14 тысяч рублей. На остальных уровнях, на региональных и тем более на федеральных, где наши самые образцовые учреждения, рост зарплаты даже превысил 50 процентов. Таким образом, средняя зарплата по стране в сфере культуры на данный момент в государственных учреждениях превысила 21 тысячу рублей. В лучших [учреждениях] она гораздо больше. Это создаёт хорошие предпосылки для движения вперёд в рамках выполнения Вашего Указа от 7 мая по выведению зарплаты работников учреждений культуры на средние показатели по региону".URL:http://news.kremlin.ru/news/20672.
4. Минкультуры выделит 133 млн рублей на развитие Национальной электронной библиотеки. РИА Новости. 26.06.2014. URL:http://ria.ru/culture/20140626/1013647552.html
5. Межбюджетные трансферты на комплектование. URL:http://www.rba.ru/content/activities/discus/transfer.php
6. Перечень поручений по итогам заседания Совета по развитию информационного общества в России. URL: http://www.kremlin.ru/news/8738.
7. Федеральный закон от 12.03.2014 N 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» URL:http://www.rg.ru/2014/03/14/izm-gk-dok.html.
Сергей БасовК.п.н., заведующий научно-методическим отделом библиотековедения Российской национальной библиотеки, член Правления Российской библиотечной ассоциацииhttp://russiancouncil.ru/inner/index.php?id_4=4145#top

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...