понедельник, 14 апреля 2014 г.

Н.И.Ильминский и К.П.Победоносцев и дело просвещения нерусских народностей

Имя человека, бывшего с 1880 по 1905 гг. обер-прокурором Св. Синода, стояв­шего во главе духовного ведомства, ученого юриста, члена Государственного Сове­та, воссоздателя и руководителя церковно-приходской школы известно всей Рос­сии, но как духовного просветителя нерусских народностей Волжско-Камского края, игравшего значительную роль в определении правительственной политики в области просвещения и в национальной политике, известно немногим. Об участии, которое принимал Константин Петрович Победоносцев в деле христианского про­свещения и школьного образования инородцев, мало кто знает, но тем не менее в этом сказалось его педагогическое мировоззрение, как нечто постоянное и не обус­ловливаемое его положением по должности обер-прокурора.
Утвердив новый устав духовных консисторий, поставив духовенство во главе церковно-приходских школ, входивших в систему школ, подведомственных Св. Синоду, обеспечив духовенство отдаленных приходов жалованием, повысив окла­ды педагогическому составу духовно-учебных заведений, Константин Петрович не оставил вне поля своего государственного внимания и просвещение нерусских на­родностей, так как участившиеся отпадения от православия, начиная с 60-х гг.XIX в., крещеных татар, постепенное отатаривание малых народностей (чувашей, переходивших в ислам целыми деревнями, черемисов, вотяков, мордвы) имели не­благоприятное воздействие на государственную стабильность и заставили Победо­носцева действовать решительно в деле просвещения крещеных инородцев; и его способным помощником в этом благом деле и правой рукой оказался казанский де­ятель просвещения иноверцев Поволжья, бывший профессор миссионерского от­деления Казанской Духовной Академии член-корреспондент АН по разряду вос­точной словесности Историко-филологического отделения - Николай Иванович Ильминский.
Как известно, стержнем политики Победоносцева в сфере отношений Церкви с православным обществом было создание церковной школы для народа. Стремясь возвысить общественное влияние церкви, Константин Петрович ориентировался на церковно-общественный подъем 1860—1870-х гг. и присущие ему формы дея­тельности (учреждения церковных братств, активизация церковной печати, пропо­веди, внебогослужебные собеседования, церковная благотворительность, устройст­во библиотек).
Имея высокое мнение о Ильминском, Победоносцев поддержал выработанную Николаем Ивановичем систему мер по просвещению нерусских народностей, кото­рая под его влиянием приняла несколько иное, более обрусительное, направление. Зная, что народ «чует душой» что абсолютная истина доступна только вере, Побе­доносцев с господством веры связывает и господство Церкви, ее обряда, и поэтому для цели просвещения нерусских народностей были созданы школы с преподава­нием на родном языке местного населения; русский язык, введенный в обучение, изучение православия и богослужения на родном языке, - все это способствовало распространению православия среди иноверческого населения. По системе Ильминского, положившего в основу религиозно-нравственного воздействия на кре­щеных инородцев и язычников их родной язык, начальное обучение в первый год велось на родном языке и на нем же совершалось богослужение, а со второго года учили русскому языку. Эта программа была с успехом осуществлена сперва в кре­щено-татарской школе, а потом, когда система Ильминского была узаконена цар­ским правительством в Правилах от 26 марта 1870 г. «О мерах к образованию насе­ляющих Россию инородцев», районами ее распространения стала территория Баш­кирии. К концу XIX в. в Уфимской и Оренбургской губерниях было основано 248 инородческих школ, в том числе 93 русско-башкирских и русско-татарских. При участии Ильминского открылись Симбирская, Уфимско-Оренбургская татаро­башкирская (1872-89), Бирская марийско-чувашская (1882-1917), Орско-Оренбургская казахская (1883-1917) учительские школы, относительно устройства ко­торых имеется обширная переписка Николая Ивановича с Победоносцевым.
Различие между обруситель­ным методом и тем, что предложил Ильминский, состояло в том, что он понимал обрусение не просто как знание русского языка, а прежде всего как православие. Принятие инородцами русских православных идей, а некрещеными инородцами — русских симпатий уже составляло, по мнению Николая Ивановича, первую и самую важную ступень обрусения, а затем - облачение тех идей в соответствующее русское слово, - по мнению Ильминского, составляло вторую и последнюю ступень, «озна­чающую полное обрусение инородцев и по духу и по языку». У Ильминского обру­сение является естественным результатом восприятия инородцами православия, а у обрусителей православие является таким же естественным результатом их обрусе­ния. Обрусительная система для инородцев была невероятно сложной: от изучения неизвестного и трудного и сложного русского языка им предстояло перейти на еще более трудный и сложный этап восприятия православной культуры. Уже на первом же этапе инородцы чувствовали отвращение к русскому языку, а вместе с тем и ко всему, с чем для них связано все русское. Сторонники обрусительного направления предполагали двухчленную педагогическую аксиому - от известного к неизвестно­му - в качестве известного они предполагали поставить наглядность, как известное детям. Но потом в качестве известного предполагалось ввести «неизвестный» рус­ский язык, который бы вел их к «неизвестному» православию.
Главная же идея Ильминского как педагога заключалась в том, что он считал вос­питание доминирующим над обучением. Учение дает знание, дает силу, а воспита­ние определяет направление и приложение этой силы, и если наши силы служат не благу наших близких, то они не нужны, и даже вредно.
Из статьи Рожковой И.А.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...